Военно-морская рыбалка

Старший лейтенант Дима по кличке Пхать заступил дежурить по казармам. Не вовремя заступил: он собирался сегодня вечером сходить на пруд половить карасиков, а тут — суточный наряд с неба свалился. После ужина Дима зашёл в соседнюю казарму к коллеге-минёру:
— Я уже и червячков приготовил, и бутылочку припас, — жаловался он. — А тут командир, мол, давай, минёр, надевай повязку с кобурой. Пхать, бардак!

— Ну и что, подумаешь? — успокоил его приятель. — Проверишь отбой, перепишешь половину дневальных — вот и план по замечаниям выполнен. А к полуночи подгребай ко мне, сходим вместе за твоими карасями, у меня тоже удочки есть. Да и «шильца» нацедим из канистры!

Старший лейтенант Дима по кличке Пхать заступил дежурить по казармам. Не вовремя заступил: он собирался сегодня вечером сходить на пруд половить карасиков, а тут — суточный наряд с неба свалился. После ужина Дима зашёл в соседнюю казарму к коллеге-минёру:
— Я уже и червячков приготовил, и бутылочку припас, — жаловался он. — А тут командир, мол, давай, минёр, надевай повязку с кобурой. Пхать, бардак!

— Ну и что, подумаешь? — успокоил его приятель. — Проверишь отбой, перепишешь половину дневальных — вот и план по замечаниям выполнен. А к полуночи подгребай ко мне, сходим вместе за твоими карасями, у меня тоже удочки есть. Да и «шильца» нацедим из канистры!

— Да? А пистолет куда девать, сейфа-то у меня нет, — плакался Дима.

— А зачем его куда-то девать? — подумав, ответил умный минер. — Наденешь на пояс и возьмёшь с собой. Он в кобуре, не пропадёт.

Дима приободрился — не всё потеряно.

Проверка казармы после отбоя много времени не заняла. И уже в полночь оба любителя рыбной ловли стартовали к пруду. Оба в водолазных свитерах, у Дим поверх свитера была надета кобура, на рукаве — повязка (как-никак, а всё-таки дежурно-вахтенная служба!). Идти нужно было километра два. Пройдя полдороги, они оказались на лужайке. Дима оглядел пейзаж. Впереди — лесок, по корме — водонапорная башня, рядом пасутся стреноженные лошади.

— Может, привал сделаем? — предложил он. — Что-то я, пхать, притомился.

— Давай, — согласился напарник. — Вон и дровишки валяются, сейчас костерок организуем.

Через пять минут они уже жарили шашлык из сосисок, на пеньке лежали пара солёных огурчиков, помидор, буханка чёрного хлеба, а Дима-Пхать разливал в пластиковые стаканчики первую порцию по сто грамм.
Выпили за рыбалку, крякнули, закусили, пообщались. Минут через пять налили по второй, выпили за подводные лодки, крякнули, закусили, помолчали. Налили по третьей… Минут через двадцать закинули в кусты пустую бутылку, открыли вторую — с «шилом». …Здесь они и заночевали.

Проснулся Дима оттого, что кто-то, сопя и фыркая, не очень ласково пытался засунуть ему в ухо что-то тёплое и мокрое. Дима открыл глаза. Прямо перед собой он увидел две огромные раздувающиеся ноздри, гигантский глаз и оскаленную пасть какого-то чудовища.

«Пхать, допился!» — мелькнула мысль, и Дима с воплем: «Чур, меня!» — вскочил на ноги. Чудовище оказалось стреноженной лошадью. Ей, видимо, стало скучно пастись, и она решила поближе познакомиться со спящим подводником — подошла и облобызала ему ухо.

Дима окончательно проснулся, вытер рукавом сопливое ухо и посмотрел на часы.

— Полундра! — завопил он, расталкивая собутыльника. — Без пяти семь! Сейчас комбриг на службу заявится, а меня нет!

Матеря эту рыбалку, водку и карасей вместе с их мамами, рыболовы судорожно собрали свою амуницию и задумались, как же успеть добежать до базы раньше комбрига? И тут взгляд Димы зацепился за скучавшую поодаль лошадь.

— Идея! — воскликнул Дима. — Режь ей путы на ногах, щас на такси, пхать, поедем!

Кое-как взгромоздившись на животное — Дима впереди, напарник сзади — они поскакали, судорожно цепляясь за гриву, и друг за друга, чтобы не рухнуть на землю. Подлетая на полном скаку к КПП, они заметили, что ворота медленно закрываются, а у дверей штаба уже стоит УАЗик комбрига.

— Не успели… — матюгнулся Дима.

Дежурный по КПП, закрывавший ворота за машиной комбрига, услышал за спиной топот копыт и резкий свист. Оглянувшись, он замер от неожиданности: прямо на него летела лошадь, верхом на ней сидели два чучела в штанах от комбинезонов, водолазных свитерах и офицерских пилотках. Сидящий сзади кавалерист размахивал удочками, как шашкой, а рулевой Дима, засунув два пальца в рот, оглушительно свистел. Как приложение к водолазному свитеру, на поясе у него болталась кобура с пистолетом, а на левом рукаве висела повязка.

Удивлённый непонятными звуками, стоящий на ступеньках штаба комбриг оглянулся как раз в тот момент, когда мимо него на полном скаку лихо пролетела лошадь.

Поняв, что незаметно проскользнуть мимо комбрига не удалось, Дима-Пхать молодецки поднял лапу к уху, чётко повернул голову в сторону начальника (как требовал того Устав) и громко отрапортовал:

— Здравия желаю, товарищ капитан первого ранга! За ночь происшествий не случилось!

Онемевший комбриг машинально поднял руку к фуражке, провожая взглядом это видение, промелькнувшее мимо него и исчезнувшее за углом штабного здания. Оттуда доносилось только эхо:

— …журный …зармам …Пхалов …халов …алов! — заглушаемое стуком копыт по бетону парадного плаца.

— Чт-то эт-то б-было? — заикаясь, спросил комбриг у дежурного по КПП, когда к нему вернулся дар речи.

— Я тоже не понял, — пожал плечами мичман. — Вы руку-то опустите, товарищ капитан первого ранга.

Комбриг скосил глаз вправо — оказывается, он до сих пор машинально продолжал отдавать честь видению. Опустив руку, он заорал на мичмана:

— Какого чёрта? Вы кого пускаете на территорию соединения, а? Для чего вас поставили на КПП, чтобы цирк тут разводить?

И так далее в том же духе ещё минут пять. Дежурный по КПП понял, что после этой прелюдии последует команда: «По местам стоять, с дежурства сниматься!» И он не ошибся…

Лошадь, начавшую объедать газоны перед казармами, толпа выделенных для этого матросов изловила и выдворила за КПП. Куда она потом делась, неизвестно. Рыболовы-кавалеристы через час уже сидели на гауптвахте.
А на Диму-Пхать, поскольку он числился на дежурстве, помимо ареста, было послано представление на увольнение в запас.

Впрочем, на этот раз его со службы не выгнали. Говорят, командующий Флотом, прочитав представление с подробными комментариями той рыбалки, долго хохотал и вынес резолюцию: пусть ещё немного послужит старлей, мол, давно я так не смеялся.